Завантаження ...

Оскал войны (фото)

1.jpg

У войны никогда не будет улыбки. Потому что тебе не до улыбок, а врагу ты просто не позволишь улыбаться, когда он разрушает все, что тебе дорого, покушается на жизнь тех, с кем ты живешь рядом, кого любишь и кого или что знаешь.

Жаркая погода первой  декады июня не очень располагала к пешим прогулкам, но меня просто тянуло в родной Чернигов. Хорошо знакомая дорога пролетела быстро. С попутчиками мы обсуждали какие-то проблемные вопросы, которые в той или иной мере касались войны в Украине и были в большинстве своем общими.

Только однажды мы обратили внимание на срезанные стволы сосен и пару ржавеющих остовов легковых автомобилей.
На вокзале я долго не задержался, так как подошел тролейбус, с несовсем для меня понятным номером и не совсем обычным маршрутом. Как я понял из рассказа кондуктора, это тоже дань военному времени. В остальном все напоминало довоенное мирное время, стоимость билета 8 гривен, масса людей, многие из котоорых с пенсионными удостоверениями. Возможно, только более молчаливый народ, да и громких обсуждений вопросов на политические темы не было.

Проехав несколько остановок, я выбрался из жаркого тролейбуса на не менее жаркую улицу. Я шел по знакомой улице, с незнакомым для меня названием. Проходя через дворы, я увидел еще одно последствие обстрела города. 

На уровне третьего и четвертого этажа оконные рамы чернели проемами и целофановой пленкой, с одного из балконов частично сорвана обшивка - все это результаты воздушной волны от разорвавшейся где-то недалеко бомбы или снаряда.  


Центральный рынок встречает меня работающими бутиками и прилавками с товаром. Отмечаю, про себя, что обычно в такое время на рынке бывает больше народа, но, как говорят одесситы,"Товарно-денежный оборот имеет быть" - возможно это сказали и не одесситы, но кто-то же сказал.

Такие философские размышления, как я позже понял, родились во мне для самоуспокоения. Ведь я шел с навстречу с настоящим оскалом  войны - разрушенной частью рынка. 


Но сначала жизнь мне все-таки улыбнулась, меня окликнули. Обернувшись, я увидел продавца, с которым встречался не только в Чернигове, но и в Славутиче, и на много дальше. 
Естественно, первыми вопросами были о самочвствие и здоровьи близких и знакомых, как пережили первые месяцы нападения на Украину. 
Мы общались, и мне даже показалось, что не было и 12 лет с нашей прошлой встречи, и не было зтих трех месяцев войны и нападения на нас Российского агрессора. Но все же оно было.

Я не смог просто спросить, как увидеть последствия обстрела Чернигова врагом. Я спросил нетрально, а нельзя ли пройти через часть рынка, чтобы выйти к остановке. Меня поняли без слов и направили к одной из рыночных построек, за которой был нужный мне проход.

Через минуту я молча стоял около голых остовов обгоревших бутиков, павильонов, обгоревшего автомобиля.

Я стоял и смотрел на то место, которое когда-то гудело от человеческих голосов, где я примерял одну из своих покупок, где мог по необходимости быстро пройти через торговые ряды, чтобы выйти на знакомую остановку или пройти в библиотеку, где переодически проходили творческие выставки, в том числе и членов НСФОУ. 


Я фотографировал и одновременно старался увиденное сложить в потаенном уголке своей памяти. Мы не должны это забыть и никогда не простим тем, кто разрушает нашу жизнь.
 Вадим ИВКИН, член НСЖУ и НСФХУ Украины

   

мрия