Завантаження ...

Что думает российский журналист о войне с Украиной

_123424105_gettyimages-1238751899-594x594.jpg

Конец путинской клики наступит скоро, однако для ощущения атмосферы внутри враждебного государства почитайте впечатления журналиста из глубины Российской федерации

"На четвертый день войны (да, Роскомнадзор, это именно война, а не «спецоперация») положение для напавших так себе. Блицкрига не получилось, Киев не пал и не прикатился к ногам завоевателей румяным яблочком. Бывший комедийный актер, а ныне президент Владимир Зеленский оказался по-настоящему смелым человеком и настоящим лидером, который не бежал в изгнание и решил сопротивляться. Украинская армия боеспособна, а самое главное — украинский народ вовсе не требует капитуляции. Наоборот, демонстрирует редкое единение и готовность к сопротивлению.
 
Положение российской армии пока не ясно. Слишком много, с одной стороны, секретности, с другой — пропаганды (с обеих сторон). Как водится на войне, каждая сторона заявляет о своих оглушительных успехах и приближающемся разгроме соперника. Роскомнадзор в первый день истерично требовал отечественные СМИ слушать только российское Минобороны, но и его сводки заставляют задуматься. Так, 24 февраля Минобороны РФ заявляло, что группировка войск ДНР взяла город Счастье и уверенно продвигается вперед. 26 февраля Минобороны РФ снова заявило, что группировка ДНР взяла город Счастье и продвинулась вперед — уже на 46 километров. Проблема в том что, судя по карте, город Счастье расположен у самой линии соприкосновения, а вовсе не в 46 километрах. И то ли его пришлось брать дважды, то ли больше Минобороны РФ на этом направлении похвастать было нечем.
 
Интернет тем временем заполняют кадры сожженной или оставленной военной техники (как утверждается, российской) и многочисленные видео плененных российских солдат и офицеров. Все как один выглядят растерянными и виноватыми. Понятно, что в плену почти любой будет так выглядеть, и, по законам пропаганды, пленившие выкладывают в сеть выгодные для них видео «раскаявшихся русских солдат». Но даже с учетом этого мы видим, что как минимум некоторые солдаты и офицеры не были должным образом психологически и информационно подготовлены, зачастую даже, по их словам, не всегда понимали, куда и с какой задачей двигаются их колонны. Один из пленных заявил, что был уверен: едут на учения и просто «прокатятся вдоль границы» (может говорить неправду, конечно).
 
Моральное состояние российских военнослужащих явно усугубляется поведением местного населения, которое вовсе не несет к танкам караваи, а либо громко шлет «освободителей» матом, либо даже пытается встать на пути бронетехники и закрыть ей путь. Представьте, что должны чувствовать бойцы, когда братский народ со всех сторон называет их «фашистами» и «оккупантами». Тут поверишь в слухи (возможно, совершенно ложные), что российские военные при случае якобы выжигают топливо, чтобы был повод не ехать дальше.
 
Но это ладно. Самое страшное — потери. Мы не знаем их величины. На сегодняшний момент российские власти официально признали одного погибшего — и то, это сделало не Минобороны, а глава Дагестана Сергей Меликов. Меликов, сам боевой генерал, в инстаграме сообщил о гибели Нурмагомеда Гаджимагомедова, «который с честью исполнил свой служебный долг в ходе спецоперации по защите Донбасса». Минобороны РФ о потерях молчит. Телеграм-каналы тем временем завалены сотнями видео и фото с убитыми российскими военнослужащими. Украина вчера заявляла, что погибли уже около 3,5 тыс. российских солдат и офицеров и предлагала Красному кресту доставить их тела в Россию. Журналист Христо Грозев из Bellingcat утверждает, что ему удалось подтвердить смерть около 3 тыс. российских солдат. Руслан Левиев из CIT осторожно говорит минимум о 500 погибших.
Стоит напомнить, что в Афганской войне за 10 лет погибло 15 тыс. военнослужащих, в Первой чеченской войне (официально) за полтора года — 5732 военнослужащих и сотрудников МВД, во Второй чеченской войне за 10 лет — около 7300 (активные боевые действия велись несколько месяцев).
На фоне сомнительных военных успехов Владимир Путин фактически призывает украинских военных и силовиков совершить государственный переворот и захватить власть. Это он, который еще недавно осуждал «антиконституционный» переворот на Украине в 2014 году! Слова, я бы сказал, отчаянные.
Международное положение России тем временем стало ужасающим. Против РФ выступили едва ли не все цивилизованные страны. Закрыто воздушное пространство Европы, Турция обсуждает возможность закрытия проливов. Отключение SWIFT должно случиться в ближайшее время, а что еще хуже — обсуждаются санкции против ЦБ РФ, которые могут лишить Россию доступа к накопленным золотовалютным резервам. Если такое случится, вся собранная кубышка будет недоступной. Про курс рубля, экономику, экспортно-импортные операции, устойчивость банков, рост цен и дефицит даже думать не хочется. Население страны пока мало что поняло и осознало, хотя очереди к банкоматам уже стоят. Если ситуация чудесным образом не разрешится в ближайшие дни, скоро новую экономическую реальность осознают все. И это изменит их отношение к происходящему.
 
Отдельно нужно сказать про Китай, который к международному давлению пока не подключился, но уже демонстрирует сдержанное недовольство: председатель Си просит у Путина начать переговоры с властями Украины, китайские государственные СМИ пишут о том, как украинцы страдают от войны, а государственные банки Китая присоединяются к ограничениям на кредитование покупки российских товаров, в том числе нефти и газа, в долларах. Я думаю, китайская часть сюжета сейчас очень важна, потому что Путин фактически поставил себя (и Россию) в огромную зависимость от Китая. Полагаю, нам или нашим потомкам еще предстоит осознать исторические последствия этого шага. Ну а сейчас именно Китай может принудить Путина быстрее закончить войну.
 
В российской элите ропот. Кое-что прорывается наружу — в виде заявлений отдельных депутатов Госдумы или Ельцин Центра, учрежденного администрацией президента РФ. Понятно, что остальные притихли и ждут, куда выведет кривая. Но внутреннее состояние истеблишмента, судя по некоторым разговорам, — шок от неадекватного поступка президента. Не удивительно, что на встрече с предпринимателями Путин начал с оправданий: «Нас вынудили на этот шаг». Однако российские миллиардеры — люди какие угодно, только не глупые. Они все видят и понимают.
 
Ширится гражданский протест. Уличные выступления жестко подавляются, но множатся коллективные письма самых уважаемых людей, с невероятной скоростью собирает подписи петиция против войны (810 тыс. подписей на настоящий момент). Все больше россиян выступает против войны в соцсетях. Правительство в ответ накладывает на соцсети новое ограничения, замедляет Facebook и Twitter. Очередь за YouTube. Но, полагаю, антивоенный протест уже не остановить: понятный и простой лозунг «Нет войне» отзывается почти каждому. Организовать в ответ «народную поддержку спецоперации» получается плохо. На митинг в Екатеринбурге вчера вышли человек 150 человек, в основном невеселых мужчин, которые, послушав дежурные фразы со сцены, спешно и без разговоров разошлись по своим делам.
 
На мой взгляд, на четвертый день войны российский режим оказался на пороге тяжелейшего кризиса, вероятно — самого серьезного за всю путинскую Россию. Более того, даже если Россия «выиграет» эту войну (возьмет Киев, принудит Зеленского к сдаче или переговорам, поставит марионеточное правительство и т.п.), в любом дальнейшем исходе не видно позитивных перспектив для России. Победа будет пирровой, особенно лично для Путина. Большое количество людей, в том числе в элите, понимает, что совершена огромная ошибка, проявлена вопиющая некомпетентность и самонадеянность. Всем понятно, кто несет основную ответственность за этот поступок.
 
Почему Путин допустил эту чудовищную ошибку, самую страшную в своей жизни и новейшей истории России? Правду мы узнаем, когда будут написаны мемуары (а может быть, даны показания) участников этих событий. Но пока представляется, что президент стал заложником системы, которая формировалась вокруг него двадцать лет. Система, в которой наверх отправляют чересчур оптимистичные, приятные президенту отчеты, а с его решениями никто не готов спорить. Вероятно, Путин поверил в то, что взятие Украины пройдет почти по «крымскому» сценарию — украинские военные быстро сложат оружие, Зеленский трусливо сбежит на Запад, население (по крайней мере на востоке страны) либо радостно встретит российскую армию, либо хотя бы спокойно примет ее приход и будет жить дальше. А российская армия, самая эффективная и современная в мире, выполнит все боевые задачи быстро и четко… Эти ожидания оправдались слабо. Поставив столь многое на карту, Путин сделал неверный ход.
 
Краткосрочные последствия возможны самые разные — от ускоренной смерти действующего режима до его резкого ужесточения и попытки выстроить жесткую диктатуру, пресекая недовольство. Самым опасным сценарием сейчас выглядит угроза использования ядерного оружия как способа последнего, отчаянного торга. Но в средне- или долгосрочной перспективе украинская война, вероятно, приведет режим Владимира Путина к финалу. Насколько драматичным он будет, пока не знает никто".
 
 
 
 
 
мрия