Завантаження ...
Клиника БОГДАНА
Клиника БОГДАНА

Экзамен на материнство

На днях из Черниговской исправительной колонии для женщин-рецидивисток выходит Елена Власова. Это ее седьмая судимость. И очень хочется верить, что последняя. На свободе женщину ждет тяжелый экзамен - доказать, что она может быть достойной матерью для маленькой дочки, которую потеряла отчасти из-за действий чиновников, отчасти по своей вине.

Елена Власова
Заключенная, у которой незаконно забрали дочь, отстояла в суде свои родительские права. Но сначала ей нужно будет круто изменить свою жизнь.

На днях из Черниговской исправительной колонии для женщин-рецидивисток выходит героиня одной из наших публикаций - Елена Власова. Это ее седьмая судимость. И очень хочется верить, что последняя.

На свободе женщину ждет тяжелый экзамен - доказать, что она может быть достойной матерью для маленькой дочки, которую потеряла отчасти из-за действий чиновников, отчасти по своей вине.

"Комсомолка" узнала, что должна сделать женщина, оказавшаяся без родных, без жилья, с темным прошлым, чтобы ей поверили и доверили ребенка.

Девочку оформили как найденыша

О своей беременности Лена узнала в тюремной камере и родила, едва успев выйти из стен столичного СИЗО. Ввиду интересного положения будущую маму освободили из зала суда, отправив на условный срок. Лучше бы, наверное, этого не делали. В Черниговской исправительной колонии, куда в шестой раз должна была попасть Власова, мам с младенцами селят на территории детского сада, за ними присматривают нянечки. А на воле у 37-летней женщины - ни кола ни двора. Только друзья, что правду скрывать - наркоманы.

Вернуться в родительской дом Лена не могла - отец давно выписал дочь, обидевшись, что пошла она по кривой дорожке. С плохой компанией связалась в 16 лет, первые три судимости получила за наркотики, остальные - за воровство. Лет за пять до родов она потеряла паспорт, да так и жила. В тюрьму берут и без документов.

Роды прошли легко. У Власовой, несмотря на прошлое, не было ни ВИЧ, ни гепатита, ни туберкулеза. Малышка родилась здоровой, крепенькой. Из больницы мамаша отправилась в реабилитационный центр при протестантской церкви, но не прижилась и пошла по знакомым.

В Соломенском районе Киева Власова встала на учет в социальной службе, оформила ребенка в поликлинику и даже собирала документы для оформления паспорта, но дело до конца не довела.

- Если бы я знала, что из-за паспорта дочку отберут, все бы по-другому было, - убивалась потом она.

А случилась такая история. В сентябре 2012 года Лена оставила дочку на попечение гражданского мужа, а тот отправился с ребенком и другом в "Макдональдс". Оттуда в милицию Днепровского района позвонили люди, сообщив, что мужчина, с виду наркоман, заперся с громко плачущим ребенком в туалете. Девочку забрали в райуправление.

- Я побежала туда со справкой из роддома, но слушать меня не хотели. Других документов, которые доказывали бы, что Яна (имя девочки изменено) - моя дочь, не было, - рассказывала Лена.

Слушать ее не захотели. Девочку отправили в больницу, оформили как найденыша и через три месяца отдали в другую семью.

Такой девочку передали под опеку. Фото: Соцсети
Паспорт сделали в тюрьме

В службе по делам детей Днепровского района уверены, что Лена не искала дочь. Продолжала воровать и принимать наркотики. Про воровство - это правда, на том и попалась в очередной, седьмой, раз оказавшись в СИЗО. Оттуда написала слезное письмо в прокуратуру с просьбой помочь вернуть дочь.

- Прокуратура подала иск о признании материнства. Не было причин, по которым Власову нужно было лишать прав на ребенка, а девочку оставлять без родной матери, - разводит руками начальник отдела по защите прав детей прокуратуры Киева Леся Волошина. - После проведения экспертизы ДНК суд признал материнство Власовой, и ее данные внесли в документы девочки.

Весть о том, что стала законной мамой, Лена получила в колонии. Там же ей сделали паспорт. А теперь самый сложный вопрос: что будет дальше?

Когда мы первый раз рассказывали историю Власовой и ее дочки, мнения читателей "КП" резко разделились. Одни жалели непутевую женщину, виня милицию и социальные службы за то, что не помогли встать на ноги. Другие, а их большинство, возмущенно восклицали: неужели "такой" вернут ребенка?! Горе-мамаша уверяла нас, что бросила употреблять наркотики. Правда ли это, утверждать не можем.

Это будет ее выбор

Яночке скоро исполнится 2,5 года. Она не помнит маму и считает родной семью своих опекунов. Приемные родители хотели усыновить девочку, но помешал судебный процесс. Как бы там ни было, но вырвать ребенка из привычного заботливого круга, как щенка из корзинки, никто не позволит.

- Мы уведомили Власову, что она должна обратиться в нашу службу. Ожидаем ее приезда, - сообщил "КП" начальник службы по делам детей Днепровской райгосадминистрации Киева Алексей Полищук. - Конечно, ребенка ей сразу не отдадут. Для воспитания дочери нужны условия, Власова должна их создать.

Трудный экзамен состоит в том, что теперь семь раз судимой женщине придется слишком круто изменить свою жизнь. Ей обещают социальное сопровождение, содействие в постановке на учет на бирже труда, в трудоустройстве. Обязательное условие - пройти курсы ответственного родительства. Лена должна будет найти жилье и подтвердить, что сможет его оплачивать.

Если все эти условия она выполнит, то первые встречи с дочкой будут проходить в присутствии психолога. Импульсивные эмоции - схватить, обнять, расцеловать - могут напугать ребенка и вызвать отторжение. Привыкание должно быть постепенным, если… эта встреча вообще состоится.

Сможет ли мать-рецидивистка ради дочери справиться с собой - покажет время. Это будет ее выбор.

Валерия ЧЕПУРКО
Мебли для родины