Чернобыль навсегда

Если все "смирились" с тем, что последствия этой ядерной катастрофы растянутся на тысячи лет вперед, то перспектива постройки в зоне могильников для радиационных материалов, а также вопросы безопасности и охраны объекта во время открытых военных действий и угрозы терроризма в стране вызывают все большую озабоченность у украинцев и их европейских соседей.

фотоколаж Александра Купного
28 лет спустя Чернобыльская АЭС, расположенная чуть более чем в 100 км от Киева, остается одним из самых опасных мест в мире. 30-километровая зона вокруг объекта фонит очагами заражения, а на самом реакторе идут активные работы по постройке нового саркофага, который призван законсервировать или хотя бы минимизировать постоянное радиационное излучение из четвертого энергоблока ЧАЭС. И если все "смирились" с тем, что последствия этой ядерной катастрофы растянутся на тысячи лет вперед, то перспектива постройки в зоне могильников для радиационных материалов, а также вопросы безопасности и охраны объекта во время открытых военных действий и угрозы терроризма в стране вызывают все большую озабоченность у украинцев и их европейских соседей.

Могильник для Украины

Разговоры о могильнике в Чернобыле и возмущение части экологов и политиков вспыхнули в начале мая после разговора депутатов с представителями Кабмина в Верховной Раде.

"Это хранилище необходимо для хранения отработанного ядерного топлива с атомных электростанций Украины, которое сейчас вывозится в Российскую Федерацию. Вывозится в Российскую Федерацию временно, и через некоторый срок, согласно договорам, оно должно быть возвращено в Украину. То есть если не построить это хранилище, возможна экологическая катастрофа. Это хранилище строится согласно закону, принятому ранее, и оно необходимо для обеспечения безопасной эксплуатации атомных электростанций", – заявил в Раде представитель Министерства энергетики.

Сразу раздались голоса возмущения. Народный депутат, член депутатской группы "Суверенная европейская Украина" Екатерина Ващук в комментарии Gordonua.com сказала, что, по ее мнению, это решение – провокация. А могильник предназначен для сохранения отходов не только из Украины, но и из других стран.

Согласно украинскому законодательству, на территорию Украины не могут быть ввезены отходы из других стран. В самой зоне на вопросы о новом могильнике беспечно пожимают плечами. "Сюда и раньше свозили отработанные материалы с заводов, где производится продукция с использованием потенциально радиоактивных материалов (например, медицинское оборудование, рентген-аппараты и т.п. - прим. Gordonua.com), – говорит местный экскурсовод Юрий. – Все это – только украинское. А могильник давно строить решено, для нас это не новость".

Радиация для потомков

Сергей Парашин, бывший генеральный директор Чернобыльской атомной электростанции, глава Общественного совета ЧАЭС:

Вопрос безопасности ЧАЭС и Чернобыльской зоны очень большой, его одним словом не скажешь.

За 28 лет со дня аварии на электростанции уровень радиации упал в 10 тысяч раз, настолько значительно, что проживание за пределами зоны отчуждения является на сегодня безопасным.

Решение о постройке хранилища ядерных отходов в Чернобыльской зоне обсуждалось уже лет десять на всех уровнях, включая уровень общественности. И недавнее решение Кабмина – просто один из этапов работы, поскольку это просто решение об отводе земли, и потому оно не является неожиданным.

Второе – сам процесс хранения топлива в настоящее время достаточно технологичен и безопасен, и во всем мире это происходит. В зоне отчуждения – тем более. Кроме того, такое хранилище есть на Запорожской АЭС, и никаких проблем. Скорее всего, это чисто психологический фактор беспокойства, потому что современные технологии позволяют это делать совершенно безопасно. Другое дело, конечно, – что везде нужна квалификация.

Экологи обычно не разбираются в ядерных технологиях, поэтому они путают ядерные могильники и ядерные хранилища. А если говорить о технологиях, то хранилища предполагается строить на сто лет, именно такой срок там может храниться топливо без изменения его состояния, а уже потом его будут утилизировать дальше.

А могильник – это захоронение навсегда. Поэтому сейчас мы говорим о хранении ядерного топлива в течение ста лет с возможным последующим захоронением навсегда.

Есть технологии, которые позволяют хоронить топливо в геологических образованиях в граните на глубине 500 или 1000 метров. Эти технологии уже применяются в мире, но они не являются распространенными. Такого рода могильник – это дорогостоящее удовольствие. В Украине такого проекта нет и не вижу его в течение ближайших десяти лет.



Владимир Яворивский, народный депутат, глава Временной депутатской комиссии по расследованию причин и последствий аварии на ЧАЭС:

Чернобыльская АЭС остается опасной, даже очень опасной. Объясняю почему. Во-первых, в Чернобыльской зоне до сих пор остается около 800 незахороненных временных хранилищ, которые уже существуют 28 лет. Это техника, зараженная высоким уровнем радиации, покинутые песчаные или болотные ямы. Они излучают высокий уровень радиации.

Второе. Есть проблема так называемого "рыжего леса", который рос вблизи самого реактора. Его называют рыжим, потому что все эти сосны изменили цвет под воздействием радиации после катастрофы.

Ну и третья проблема – это сам конфайнмент, который закрывает четвертый реактор. Он рассчитан на тот период, который уже давно закончился. Сейчас готовят вторую обшивку вокруг этого спрятанного реактора. Он очень тяжелый, это колоссальный вес, тысячи тонн бетона, а сама атомная станция построена в исключительно преступном месте, на болотистых грунтах Полесья, очень близко к грунтовым водам. И это возможное проседание очень опасно, ведь поверхностные воды могут проникнуть в основные подземные слои воды.

Я уже не говорю о самоселах, которые там живут, о самой этой тридцатикилометровой зоне с загрязненными лугами и водами.

Конечно, сохраняется опасность. Вы знаете, что даже был разгон реактора. Про него мало тогда говорили, это было еще в советские времена. То есть начиналась цепная реакция в четвертом реакторе, когда туда попадала вода. Сам же этот саркофаг негерметичный. Туда попадали вода, снег и так далее, и начался разгон цепной реакции. Хорошо, что его вовремя заметили и просто погасили.

Ну и сам по себе саркофаг является опасным, излучает радиацию все-таки. И там не установлено количество ядерного топлива, которое осталось.

Новый конфайнмент решит проблему радиации на ЧАЭС, но она останется и для потомков.

Я не являюсь специалистом в ядерной отрасли, но мне кажется, что построить хранилище для отходов было бы самым лучшим вариантом. Мы уже потеряли Припять, туда никто не вернется в ближайшие столетья. Потому логично хранилище строить там, а не загрязнять какое-то другое место. Но это уже пусть решают ученые.

Но хранилище нужно делать обязательно. У нас столько ядерных отходов! Все те капсулы с топливом, которые были в четвертом реакторе, и которые остались, – их же оттуда изъяли, и поставили их в хранилище ядерных отходов. Точно так же и от других реакторов, все это нужно где-то прятать.