Завантаження ...
Клиника БОГДАНА
Клиника БОГДАНА

История идеального города или Как жители Славутича наполняют родной город «социальным оптимизмом»

С точки зрения планирования, город уникален. Здесь нет улиц, проспектов и переулков. Вместо этого — кварталы: Рижский, Таллинский, Ереванский, Киевский, Московский, Ленинградский и т. д. Все они были построены еще тогда, в 1986 году, представителями союзных республик, с присущим им колоритом, стилем и рабочими материалами.

 
С точки зрения планирования, город уникален. Здесь нет улиц, проспектов и переулков. Вместо этого — кварталы: Рижский, Таллинский, Ереванский, Киевский, Московский, Ленинградский и т. д. Все они были построены еще тогда, в 1986 году, представителями союзных республик, с присущим им колоритом, стилем и рабочими материалами.

По периметру город можно обойти пешком за час, наблюдая за пробежавшим котом и фотографируя немногочисленные памятники. Еще пару лет назад здесь думали ввести общественный транспорт, однако городские власти не поддержали эту идею. Жители передвигаются по городу либо пешком, либо на велосипедах, либо на автомобилях. Правда, на автомобилях больше. Но даже несмотря на это, город практически не загазованный и чистый. Здания все еще белого цвета, практически нет рекламы. Вокруг много зелени, а потому жители Славутича говорят: «Это город в лесу, и лес в городе».

«Он на самом деле уникален. Мало кто знает, что центральный рынок находится в Черниговской области, а весь остальной город принадлежит Киевской», — комментирует директор Краеведческого музея Славутича Евгений Алимов.

ВНУТРЕННИЙ СЛАВУТИЧ

История Славутича невелика и основана на человеческих историях: первая школа, первый учитель, первый спортсмен, почетные горожане. Практически все предметы Краеведческого музея были собраны его директором Евгением Алимовым собственноручно. Часть экспозиции — фотографии, которые он сделал сам еще в Припяти и здесь, в Славутиче. Но даже несмотря на эту небольшую человеческую историю, музей имеет свои фонды, а вскоре его планируют расширять: должна появиться комната украинской этнографии и комната Второй мировой войны, планируется реконструкция комнаты Припяти.

Память о Чернобыле — то, с чего начинался город. Это чувствуется и в сегодняшней атмосфере. Идеальные улицы, идеальное спокойствие, во всем этом — беспокойство и печаль. Славутич, который был построен в 1986 году, за один год для ликвидаторов ЧАЭС, должен был стать таким, чтобы жители Припяти чувствовали комфорт. Они на самом деле себя чувствуют здесь уютно, однако память о родном городе до сих пор не оставляет их.

Людмила, энергетик, ликвидатор аварии, в Славутиче живет с самого начала. По ее словам, условия жизни Славутича самые хорошие. Здесь есть все, что нужно и молодым семьям, и людям уже более старшего возраста. А главное — есть покой. Однако она все еще помнит и хочет вернуться назад: «Конечно, я бы хотела вернуться, но куда возвращаться? Там уже больше ничего нет. Города нет». Женщина пришла к памятнику ликвидаторам Чернобыльской аварии в ночь на 26 апреля вместе со своей 10-летней дочерью. На главную площадь города также пришли ее коллеги, знакомые, соседи. Говорить о трагедии здесь все еще больно, а потому горожане предпочитают молчать.

Юрий — один из немногих жителей Славутича, кто работает на ЧАЭС сейчас. Парню двадцать семь и родился он уже здесь, в Славутиче, после того, как родители переехали из Припяти. Фактически Юрий ровесник и города, и трагедии. «Я был на родине родителей несколько раз. Приезжал даже к своему дому, однако подняться в квартиру не смог. Это 16-й этаж. Я просто не знал ни об уровне радиации, ни о состоянии подъезда в целом», — говорит он.

ОБРАЗ СЛАВУТИЧА КАК ГОРОДА-УТОПИИ ВПОЛНЕ ОПРАВДАН — И ПЛАНИРОВАНИЕМ ГОРОДА, И СОЦИАЛЬНОЙ СРЕДОЙ

Анна также из Припяти. Долгое время училась в Москве (от того у нее непривычный для города «московский акцент»), а потом вернулась уже сюда, в Славутич. Здесь встретила мужа, родила сына. «Нас (город. — Авт.) несколько раз пытались похоронить. Каждый раз, когда были заявления о том, что закрывают станцию, что нам негде будет работать, что город опустеет. Но ничего этого не произошло. Состояние станции нужно будет поддерживать всегда. Сейчас на АЭС работает более двух тысяч человек, а население города — около 25 тысяч. Люди работают на небольших частных предприятиях, в сфере обслуживания. Я сама работаю медсестрой, увлекаюсь фотографией», — рассказывает Анна.

«Конечно, у нас есть проблемы. У нас очень много молодых стариков. То есть из-за вредности люди выходят на пенсию раньше. Однако жизнь на этом не заканчивается. Напротив. У нас кто-то поет, кто-то записывается в драмкружок. Можно посещать театры, в том же Киеве или Чернигове. Мы, наверное, в этом плане более организованны, чем киевляне», — комментирует она.

В Славутиче очень развит спортивный досуг. Для городских видов спорта — паркура, воркаута, велосипедного вида спорта — здесь созданы действительно идеальные условия. В каждом дворе есть спортивные площадки, в центре города — новый стадион, много турников. Все это в хорошем состоянии, чего практически уже не встретишь в других провинциальных городах. И что самое главное — все эти турники, площадки и стадионы заняты детьми и подростками.

ЭНЕРГЕТИКА

«Да, у нас все есть. Однако нам не хватает экспериментального научного центра, где можно заниматься энергетическими вопросами. Здесь еще есть много специалистов, и фактически они остаются незадействованными. Но при условии возникновения такого научного центра молодежь могла бы не уезжать из города, а оставаться и заниматься исследованиями», — считает энергетик Людмила.

Такого же мнения придерживается директор Краеведческого музея. По его словам, экспериментальный центр — это то, чего городу не хватает. Несколько лет назад такая идея в городе уже возникала, однако так и осталась нереализованной.

Экология — еще одна тема, которая здесь могла бы стать основой для такого центра. Существует миф о том, что Чернобыль и Припять — это зоны природной катастрофы. В обществе ходят истории о трехглазых огромных животных, диких деревьях и муравьях в человеческий рост. Однако все это по большей мере истории для голливудского кино, которые эксплуатируют те или иные организации и структуры, дабы заработать на трагедии. На самом же деле уровень радиации везде разный. И в Бразилии на некоторых пляжах, например, природный радиационный фон значительно больше (более 30 мкР/час), чем в том же Киеве или Чернобыле.

Американский режиссер Майкл Мур (Michael Moore) говорит о том, что от атомной энергии умирает значительно меньше людей, чем от угольной промышленности. По данным ООН, наибольшее количество смертей в мире связанно именно с углепромом, на втором и третьем местах — добыча нефти и газа. «Меня поразило то, как некоторыми политическими силами саботируются данные по Чернобыльской АЭС. Цифры завышены в десятки раз. Документальное подтверждение этому — отчет ООН, который я имел возможность читать. Думаю, что этот миф напрямую связан с теми, кто лоббирует интересы добычи угля, нефти и газа», — отметил он.

Мур — один из многочисленных режиссеров, кто поднял тему Чернобыльской трагедии. Однако он один из немногих, кто говорит о проблеме в комплексе. В центре кинокартины — ядерная энергетика. По мнению авторов, на сегодняшний день этот способ получения энергии остается безальтернативным.

Фильм «Обещание Пандоры» был снят в около 30 странах. Режиссер был поражен историями людей и окружающей средой Чернобыля и Припяти, однако для него важно то, как фильм воспримут жители пострадавших регионов. Премьера фильма в Славутиче состоялась в рамках Международного фестиваля кино и урбанистики «86», который прошел в дни годовщины ЧАЭС. Горожане благодарили Мура за ленту, отметив, что он собрал экспертные мнения, документы со всего мира, показав наиболее полную картину того, что существует. По их мнению, фильм разрушает общий масс-медийный образ Чернобыля как региона без будущего.

КИНОТЕРАПИЯ

Международный фестиваль кино и урбанистики «86» — по масштабам, наверное, наибольшее культурное мероприятие за последние годы в Славутиче. За четыре дня организаторы (а это команда чуть более десяти человек) создали культурологическую площадку для людей из сферы урбанистики, кино, театра, энергетики, экологии. На фестивале были представлены фильмы из Германии, США, России, Чехии, Мексики, Австрии, Украины. Основа фестиваля — документальное кино, а site-specific (местный контекст, работа с локальным) — трагедия на ЧАЭС, Славутич. Последнее стало для города одним из наиболее важных моментов. Культура, а в данном случае кино и документальный театр, позволила горожанам посмотреть на себя со стороны еще раз, пережить свою боль и личную трагедию, отрефлексировать, таким образом оказав терапевтический эффект.

Так, после фильма «Территория детства» Анны Рады о выпускниках Припяти, которые были лишены последнего звонка и выпускного вечера, героиня фильма Анна отметила: «После того когда я вернулась в Припять, увидела свою школу вновь, спустя 25 лет, я сказала своим детям: «У меня был настоящий выпускной». По ее словам документальный фильм о ней и ее одноклассниках сыграл свой «положительный» эффект, ведь у них восстановились отношения, они пережили то, что не давало им покоя.

Кроме того, фильмы о Чернобыле, представленные здесь, это своего рода этнографические проекты, которые позволяют лучше знать территорию. Фильм «Чернобыль. Поры года» Сергея Буковского может стать именно таким. Съемки над фильмом еще продолжаются. Это крупный проект, премьеру которого обещают к 30-летию трагедии. По словам режиссера, украинское Полесье умирает. «С каждым годом снимать становится все тяжелее, ведь люди уходят. Своим фильмом мы хотели показать то, как живут люди и животные в дикой природе», — комментирует режиссер.

Одним из важных событий фестиваля стала читка документальной пьесы, написанной специально за несколько дней фестиваля. Драма «Внутренний Славутич» построена на мнениях людей о своем городе, их воспоминаниях и мечтах.

Пока фестиваль не получил широких международных отзывов, в город не ломятся туристы со всего мира. Однако «местный контекст» и привлечение в качестве волонтеров, актеров театра горожан — это самая большая ценность фестиваля для города. Ведь, по сути, с помощью возможности реализовать себя в культурном событии международного уровня они дают Славутичу новое дыхание, возможность заявить о себе с другой стороны, не трагической, а культурологической и дискуссионной.

Екатерина ЯКОВЛЕНКО, «День» Киев — Славутич
Мебли для родины