Ночь, которая потрясла мир. Воспоминания славутчан (Продолжение)

С 1981 по 1984 года я жил в городе Припять, работал на местном радиозаводе. Уже тогда я активно занимался фотографией и даже руководил заводским фотоклубом. В 1985 году уехал снимать Юганский заповедник. Благодаря первой работе в Мурманском порту, я имел удостоверение стропальщика

 
Владимир СОВРАН, предприниматель:

– С 1981 по 1984 года я жил в городе Припять, работал на местном радиозаводе. Уже тогда я активно занимался фотографией и даже руководил заводским фотоклубом. В 1985 году уехал снимать Юганский заповедник. Благодаря первой работе в Мурманском порту, я имел удостоверение (сертификат) стропальщика и поэтому был приглашен на вертолет в первую Юганскую геологическую экспедицию глубокого бурения на должность стропальщика.

Тюменская область далеко от Припяти и Чернобыльской АЭС, поэтому об аварии я узнал, можно сказать, случайно. Где-то в первых числах мая второй пилот включил радио во время полета и услышал информацию, что в Припяти уменьшается радиационный фон. Он спросил меня, что могло произойти и о чем информация. Я сначала не поверил и даже поспорил на коньяк о том, что на станции не может произойти никакой тяжелой аварии. Когда мы прилетели на базу, сразу попытались связаться с Припятью, но связи никакой не было.

Потом я позвонил знакомому фотожурналисту Игорю Костину, который на мой вопрос, что случилось в Припяти, ответил: «Володя, произошла тяжелая авария, города Припяти нет». После этих слов связь оборвалась.

Летом этого года у меня родился сын. В январе 1987 года меня пригласили поработать в Чернобыле и, зная мои способности по фотографии, мне сразу предложили возглавить фотостудию в отделении дозконтроля службы информации и международных связей при Госкомиссии. Я сменил двух фотографов, которые работали до меня и получил в наследство лабораторию, которая располагалась в бане города Припять, а рядом была сауна. Одежду меняли по 4–5 раз в день. Фотографии печатали размером больше метра. Проявляли в больших ваннах с помощью губки.


 
Григорий ЛОЖКИН, в 1986 году работал в отделе ядерной безопасности и контроля герметичности:

– Я в основном работал на блочных щитах первого, второго и третьего энергоблоков. После работы 25 апреля я уехал на дачу в Глебовку, которая находилась в одном–двух километрах от атомной станции. Утро 26 апреля было прекрасным, мы с соседом, работая на участках, увидели со стороны станции поднимающийся дым. А мой сын, который был вместе со мной, увидел пролетающий в сторону станции Янов вертолет. Я и сосед заподозрили что-то неладное и решили срочно вернуться домой.

Дома попытался позвонить на станцию, но связь работала плохо, а когда дозвонились, то кто-то сказал, что произошла авария на деаэраторной этажерке. Правду я узнал 27 апреля, когда вместе с семьей покидал Припять. На работу меня не пустили, вывезли в село Тетеревское Розваживского района. После 9 мая меня направили на Смоленскую АЭС, а в 1988 году я вернулся на работу на Чернобыльскую АЭС.