Завантаження ...
Клиника БОГДАНА
мрия

Размышления о причинах аварии или Не вернувшимся со смены посвящается…

После развала СССР мы пробовали поднимать проблему безопасности АЭС в Украине, но увы, все делили портфели, должности и деньги, им было некогда, так же как и сейчас. На ответственные должности назначаются не компетентные и, большей частью, безграмотные люди, поэтом-то Украина...

 
К 30-тилетию Чернобыльской трагедии, трагедии, унёсшей жизни десятков тысяч людей. Как это случилось и как это может повториться.
Краткое изложение.


г.Славутич 25 ноября 2011 год

25 лет мы слушаем и депутатов Верховной Рады и не состоявшихся специалистов и, что печально, членов Совета Национальной Безопасности Украины (Богатырёву Р., Парашина С.) о причинах аварии на Чернобыльской АЭС и путях развития атомной энергетики и не можем понять, как можно рассуждать и принимать решения в этой области, не понимая причин аварии и не сделав соответствующих выводов.
К нам обратились некоторые СМИ и технические общества России с просьбой хотя бы вкратце к 25-летию описать причины чернобыльской аварии.

Я выполнил их просьбу.

Причина аварии тривиально проста: виновник аварии СИСТЕМА, это государственная система организации управления и эксплуатации АЭС, руководство оперативным персоналом администрацией АЭС, которая, в силу своей не полной компетенции, вмешивается в работу персонала ведущего технологический процесс.
Я прилагаю к этому письму мою статью «ЧЕРНОБЫЛЬ-ГОРЬКАЯ ПОЛЫНЬ» в том кратком объёме, который получился и достаточен для понимания причины аварии.


ЧЕРНОБЫЛЬ – ГОРЬКАЯ ПОЛЫНЬ

г. Славутич. 16 апреля 2011 год

Прошло уже 25 лет с момента Чернобыльской трагедии. Низкий поклон и вечная память всем ребятам мужественно и героически исполнившим свой профессиональный долг перед людьми и человечеством.
Я уверен, что, не поняв причины чернобыльской аварии, не исправив породивших эти причины обстоятельств, пользоваться мирным атомом категорически запрещено.

Смотрел парламентские слушания в Украине 19 марта 2011года по вопросам чернобыльской катастрофы, передачу по российскому каналу TVCI «народ хочет знать» 12 апреля 2011 года и понял, что ни в Украине, ни в России полной картины причин аварии не представляют те люди, которые в силу своих служебных обязанностей, принимают соответствующие решения в атомной энергетике, не говоря о всех остальных.
Наши политики с высоких трибун, а также члены РНБО Украины несут такую чепуху о причинах аварии, что диву даёшься. Написано много публицистики на эту тему, но нигде и никогда серьёзного анализа причин аварии написано не было. Нашли «козлов» отпущения в лице оперативного персонала ЧАЭС, успокоили общественное мнение, ну и ладушки. Приложила к этому свою руку СИСТЕМА, которая и является истинным виновником Чернобыльской аварии.

В 1987 – 1989 годах была организована Ассоциация оперативного персонала Атомных Станций СССР, членами которой стали не только оперативный персонал АЭС СССР, но и операторы реакторов из Красноярска и из Челябинска. Поводов и причин организоваться накопилось много, а авария на ЧАЭС послужила лишь толчком для этого.

Нами, а это специалисты высшей квалификации по управлению технологическими процессами АЭС, было проведено своё расследование причин аварии. Была передана в прессу и на радио информация о причинах аварии. Но вспомните, какие это были времена? Везде были первые и вторые отделы КГБ и информация в издательских центрах подвергалась цензуре. Видимо поэтому наше расследование не дошло до тех, кому оно предназначалось, потому что уж очень большие люди могли быть обличены в некомпетентности не только до аварии, но в большей мере в процессе ликвидации аварии (вспомните 1986 год 9 мая, когда случился выброс из реактора пепла и топлива, 2 июня ещё один выброс из под наваленного песка, когда выдуло из реактора много топлива).

Случайна ли гибель академика Легасова В. 26 апреля 1988 года?

На моей памяти лишь однажды была проведена в МАЭП (министерство атомной энергетики и промышленности) конференция, посвящённая аварии на ЧАЭС на которой я был докладчиком.
В старые времена предписывалось оперативному персоналу – выполни команду вышестоящего начальника, а потом можешь её обжаловать. Вот и выполнили команду заместителя главного инженера ЧАЭС Дятлова А.С, который был руководителем проведения программы испытаний в тот злополучный день 26 апреля 1986 года: питание эл. энергией главных циркуляционных насосов блока (они расхолаживают активную зону реактора) при выбеге ротора турбогенератора (выбегает 30 минут).

Сама программа была заказана Донтехэнерго (кому–то была необходима информация на диссертацию) и они платили ЧАЭС аж 25000 рублей за её выполнение.

В практике эксплуатации АЭС такая нештатная ситуация не встречается и быть её не может!
Все, кто работал на канальных реакторах до аварии, знают, что в случае резкого провала мощности реактора, чтобы не допустить остановки блока, можно за счёт поднятия всех регулирующих стержней подхватить мощность и удержать реактор в работе. Потому что в случае остановки реактора он отравляется продуктами распада и чтобы вновь его запустить необходимо дождаться, когда эти короткоживущие элементы препятствующие пуску распадутся, а это порядка 36 часов.

Так иногда и делалось. Подхватывалась мощность, срезались диаграммы фиксирующие изменение технологических параметров, выбрасывались из диаграмм пики изменения параметров и остатки сдавались в соответствующую станционную службу. Для чего это делалось? Для того чтобы скрыть ошибки работы оборудования или свои. За останов блока снимали премии, понижали в должности, наказывали и т.д. Но делалось это при условии достаточного запаса реактивности!

Чтобы подхватить мощность и удержать реактор в рабочем состоянии необходимо разотравить активную зону реактора путём поднятия всех регулирующих стержней на большую высоту,
чем они были до начала снижения мощности. А когда ты в конце компании (от загрузки и до перегрузки активной зоны реактора) сидишь с минимально возможным запасом реактивности и извлекаешь регулирующие стержни из активной зоны реактора, то получаешь то, что случилось на ЧАЭС 26 апреля 1986 года в 01 час 23 минуты 42 секунды: кризис теплообмена в активной зоне реактора и как следствие этого паровой взрыв.

Запас реактивности - количество погруженных в активную зону реактора стержней – поглотителей нейтронов, способных удерживать реактор в стабильном рабочем состоянии и, в случае необходимости, путём ввода всех стержней в активную зону способных остановить реактор без каких – либо последствий.

Но в данном случае на ЧАЭС, когда СИУР (старший инженер управления реактором) Лёня Топтунов не смог достаточно быстро устранить появившийся разбаланс в измерительной части системы регулирования реактора (штатная технологическая операция), мощность реактора начал снижаться и упала с мощности 1500 МВт тепловых до 30 МВт тепловых. Началось отравление активноё зоны реактора элементами распада с большим сечением захвата нейтронов и реактор сам переходит в под критическое состояние, если не вмешиваться в его работу, он попадает в в так называемую «йодную яму».

Но зам. главного инженера по эксплуатации ЧАЭС Дятлову А.С. уж очень хотелось провести испытания до конца, я думаю, что он также, как и все на ЧАЭС, боялся начальство. Он требует от начальника смены блока (НСБ) Саши Акимова и старшего инженера управления реактором (СИУР) Лёни Топтунова подхватывать мощность. Они оба категорически отказываются!!!

Дятлов А.С. угрожает увольнением в случае отказа выполнить его приказ на поднятие мощности (случаи такие были).

Топтунов и Акимов пытаются объяснить, почему нельзя поднимать мощность, и образумить начальника. Но, набор фраз словоблудия (я не привожу их, потому что он состоял, в основном, из непечатных слов) и напор произносимого, психологически сломил твёрдость решения ребят.

А реактор продолжал отравляться.

И они начали поднимать мощность реактора, тем самым подписывая приговор к смерти.
При извлечении стержней – поглотителей из активной зоны реактора до уровня 7 стержней оставшихся в активной зоне, Топтунов Л. объявил, что наблюдается быстрый рост мощности реактора (начался разгон на мгновенных нейтронах в нижней части реактора), и он включает кнопкой АЗ-5 (аварийная защита реактора действующая на ввод всех поглащающих нейтроны стержней в активную зону реактора для его остановки), действуя строго по технологическому регламенту эксплуатации РБМК- 1000.

Но уже было поздно.

Он усугубляет ситуацию.

Срабатывает «концевой эффект поглощающих стержней».

Они выполнены так, что при погружении стержня в активную зону реактора вначале в зону входит пустая метровая часть стержня, без поглотителя, а затем уже поглотитель. Так вот эта пустая часть и создаёт положительный эффект реактивности, способствующий всплеску мощности и также на мгновенных нейтронах.

Таким образом, наложилось два эффекта: разгон на мгновенных нейтронах в нижней части реактора (оставшихся поглотителей в активной зоне реактора 7 стержней) и, после АЗ – 5, ещё одна добавка для разгона реактора.

Ну а дальше паровой взрыв (хорошо, что не ядерный).

Давление в контуре охлаждения реактора росло со скоростью 15 атмосфер в секунду, достигло 300 атмосфер и, разорвав все пароводяные коммуникации, разорвало и реактор, и окружающие его помещения.
Чтобы поднять многотонную верхнюю плиту реактора вместе с навесным оборудованием и технологическими каналами необходимо создать давление в кладке реактора ниже ОДНОЙ атмосферы. Это и случилось в ночь аварии. Надули паром кладку, а затем ЦЗ (центральный зал) и прилегающие помещения. Не выдержали строительные конструкции. Взрывом выбросило часть графита и куски топлива из тепловыделяющих сборок каналов.

На эту физику реактора наткнулись задолго до аварии на ЧАЭС на Ленинградской АЭС, когда там пожгли каналы охлаждения. Главный разработчик РБМК НИКИЭТ провёл испытания и определил, что если в аппарате запас реактивности снижен до 9-7 стержней, то в нижней части активной зоны реактора происходит, за счёт мгновенных нейтронов (реактор работает на медленных нейтронах), неуправляемая цепная реакция деления, резкий всплеск температуры и давления в контуре охлаждения реактора, следствием чего является разгерметизация технологических каналов и значительное возрастание давления в кладке реактора. Об этой особенности РБМК был выпущен отчёт, который хранился на ЧАЭС, но с которым не был ознакомлен оперативный персонал станции.

Вопрос: а если бы Дятлов А.С. не настоял на подхвате мощности?

А никакой аварии и, как следствие, трагедии вообще не было бы!

Ну а причём здесь СИСТЕМА? Система- это государственная система организации управления и эксплуатации АЭС.

Мы пришли к твёрдому убеждению, что необходимо вывести из подчинения АЭС оперативный персонал всех атомных станций, разделив ответственность за безопасность между администрацией станции и оперативным персоналом. Создать единую организацию оперативного персонала. Эта организация сама набирает персонал, готовит его в учебно-тренировочных центрах, распределяет по объектам и, что самое главное, принимая объект в эксплуатацию и из ремонта, несёт полную ответственность за безопасную эксплуатацию АЭС, соблюдение и выполнение всех нормативных документов. При это соблюдается преемственность всей информации и опыта эксплуатации.

Кадры на АЭС набирает администрация станции. На ЧАЭС в администрации не было ни одного специалиста с опытом работы на больших канальных реакторах. Поэтому директор ЧАЭС Брюханов (бывший директор тепловой эл. станции, не имеющий ни какого отношения к атомному производству) и набирал персонал под стать себе. После аварии за пультом управления ЧАЭС сидел даже ветеринар, а начальником смены цеха работал выпускник кулинарного техникума, потому что они коммунисты, активно поддерживающие начальство.

Ни для кого не секрет, что цели у администрации станции и оперативного персонала разные. Администрации необходима наибольшая выработка электроэнергии, повышение коэффициента готовности, увеличение коэффициента выгорания топлива и т.д. Эти показатели очень высоко ценились в высших эшелонах власти, таи сидели такие же брюхановы. Поэтому все свои недочёты и ошибки она списывала на оперативный персонал.

Всегда ли пускались блоки со 100% готовностью к работе? Пускались зачастую без резервного оборудования, что категорически запрещено Технологическим Регламентом.

Изменилось ли что-либо с момента аварии в плане организации управления и эксплуатации АЭС? Ничего!
В своё время мы нашли полное понимание насущности этой проблемы в МАЭПе (министерство атомной энергетики и промышленности) и в главках министерства и начали прорабатывать этот вопрос, но развал СССР отодвинул эту проблему во времени, а потом и вообще снял с повестки дня.

При разработке «Закона об использовании атомной энергии», совместно с идеологами этого закона (ядерное общество СССР), мы норму разделения ответственности за безопасность эксплуатации атомных реакторов выделили красной строкой. Развал СССР не дал нам закончить эту работу.

Наверное, настоящее поколение атомщиков всё-таки вернётся когда-либо к этому насущному и необходимому вопросу. Или нужно ждать следующей аварии подобной чернобыльской?
Культура безопасности эксплуатации ядерных реакторов очень разная в Украине и России. В России опыт эксплуатации с 1943 года, в Украине с момента пуска Чернобыльской АЭС. Да и подготовка персонала разная. Поэтому и вопрос о разделении ответственности за безопасность эксплуатации реакторов важен в первую очередь в Украине.

Альтернативы атомной энергетике нет. Все дилетантские разговоры о ГЭС, ТЭС, ветрогенераторах и солнечной энергии – блеф, мощностные характеристики источников энергии различаются в десятки раз.
Конструкция и физические характеристики РБМК вполне надёжные и перспективные, чего не скажешь о корпусных реакторах ВВЭР.

Если в Украине (по результатам слушаний в парламенте) вопросы атомной энергетики решаются такими депутатами как Заяц, Соломатин и т.д., то проживание в Украине становится проблематичным.

Президент АОП АС (ассоциации оперативного персонала атомных станций)
СССР Юрий Пальвинский



г.Славутич. 17 апреля 2016 год

После развала СССР мы пробовали поднимать проблему безопасности АЭС в Украине, но увы, все делили портфели, должности и деньги, им было некогда, так же как и сейчас.

На ответственные должности назначаются не компетентные и, большей частью, безграмотные люди (друг, брат, сват и т.д.), поэтому то Украина сейчас находится в «йодной яме» и чтобы выбраться из неё необходимо время, и не малое.

Вспомните премьера Яценюка А., загнавшего государство в экономическую яму. Вспомните министра Демчишина , купившего низкоколорийный уголь, купивший американские ТВЭЛы для АЭС Украины и последствия их применения на АЭС. Это и есть последствия элементарной безграмотности
ЧАЭС сейчас - это золотое дно. Опыт закрытия и снятия с эксплуатации есть. Опыт демонтажа оборудования есть. А это миллиардные деньги ($ USA), которые можно получить, если использовать уже существующий опыт.

На ЧАЭС сейчас, после 30 лет проведения работ, не работает ни один проект. Да и пресловутая АРКА под вопросом.



С уважением, - пенсионер с 1991 года
Юрий Пальвинский

Мебли для родины