Полицейская Людмила Милевич: "В детстве я была драчуньей"

Красота спасет мир — это о ней. Потому что 27-летняя Людмила Милевич не только красива, стройна, спортивна и ухожена. Она действительно спасает киевлян от хулиганов и пьяниц, разнимает драки, фиксирует дорожно-транспортные происшествия и помогает попавшим в беду.

Людмила Милевич
Корреспондент «ФАКТОВ» побывала на дежурстве вместе с сотрудницей патрульной полиции Киева, ставшей популярной в соцсетях благодаря своей модельной внешности

Красота спасет мир — это о ней. Потому что 27-летняя Людмила Милевич не только красива, стройна, спортивна и ухожена. Она действительно спасает киевлян от хулиганов и пьяниц, разнимает драки, фиксирует дорожно-транспортные происшествия и помогает попавшим в беду. Недавно, например, во время очередного патрулирования города Люда вместе с напарником отвезла в больницу женщину, которой внезапно стало плохо на улице.

Люда называет себя на американский манер копом. Своей не совсем женской профессией гордится. Особенно тем, что наконец-то отношение украинцев к представителям правоохранительных органов начало меняться в лучшую сторону.

Недавно Людмила Милевич оказалась в эпицентре неприятного инцидента. Кто-то нашел на ее страничке в социальной сети фотографии, где она с семьей отдыхает на море. Безупречная фигура, шоколадный загар и красивый купальник не остались незамеченными. Завистники стали обвинять Люду едва ли не во всех смертных грехах. Некоторые СМИ подхватили скандал, написав, что Милевич собирается увольняться. Десятки киевлян тут же выступили в ее защиту… Людмила, в одночасье проснувшаяся популярной, поступила в этой ситуации наиболее разумно. Не стала отвечать ни на плохие, ни на хорошие комментарии, а продолжила спокойно работать.

*Людмила называет себя на американский манер копом и своей не совсем женской профессией гордится

С Людмилой Милевич и ее напарником Славой встречаемся неподалеку от метро «Святошин». Это квадрат, на котором они сегодня дежурят. Картинка совершенно киношная: блестящая машина с мигалками, из дверей которой выходят молодые люди в красивой черной американской форме (правда, с украинскими знаками отличия). Высокий подтянутый мужчина с ямочками на щеках и умопомрачительная брюнетка с белозубой улыбкой. В руках у Люды — планшет, на который приходят сообщения о вызовах. Долго разговаривать она не может: если никто не подрался и не попал в аварию, дорожная полиция должна постоянно патрулировать улицы своего района. Какое-то время я ездила следом за патрульной машиной, честно соблюдая положенные 60 километров в час. Несколько раз полицейские останавливались, чтобы вежливо попросить водителей, запарковавшихся под запрещающим знаком или на автобусной остановке, отогнать машины. В перерывах мы разговаривали.

— Люда, вы с детства мечтали быть копом? Может быть, красотки из сериала «Полицейская академия» повлияли и на ваш выбор?

— Никогда бы не подумала, что стану служить в полиции, — говорит Людмила Милевич. — Во-первых, потому что наши милиционеры очень мало зарабатывали. А еще мне категорически не хотелось, чтобы вслед неслись проклятия и ругательства. Раньше мне самой, когда видела гаишника, никаких добрых мыслей в голову не приходило. Потому что в милиции царили коррупция, непонимание, бесчеловечность. Теперь, слава богу, отношение к полицейским у людей меняется кардинально. Я стала копом и очень этому рада. Чувствую, что это мое, что я здесь на своем месте. Наверное, предпосылки к этому у меня были с детства. В то время как остальные дети мечтали, когда вырастут, стать космонавтами и актрисами, я еще в школе видела себя следователем — мне казалось, это очень интересно и здорово. Кроме того, я всегда была крепкой и физически развитой. Ребенком постоянно со всеми дралась — и с мальчишками, и с девчонками…

— За игрушки? Или просто потому, что хотелось подраться?

— Ну что я, совсем ненормальная, чтобы без причины лезть в драку? — рассмеялась Люда. — Защищала себя, когда ко мне лезли. Заступалась за других, если при мне обижали более слабых. Папа знал, что я драчунья, но вместо того чтобы перевоспитывать, решил отдать меня на каратэ. Мол, если уж дочь машет кулаками, то пусть, во всяком случае, делает это правильно. Конечно, я первая никогда никого не била — вы же знаете, что все единоборства в первую очередь учат защищаться, а не нападать. Если бы мой тренер узнал, что я полезла в драку и кому-то наваляла, меня тут же выгнали бы с каратэ. Зато я отлично применяла свои навыки и познания, когда кто-то пытался ко мне полезть. Не вырубала, конечно. Зачем? Но напугать профессиональным точным ударом могла запросто — больше у хулиганов не возникало желания ко мне приставать.

— Не было желания стать профессиональной спортсменкой?

— Нет, это был скорее способ занять свое время, чему-то научиться, самореалиазоваться. Своей карьеры в спорте я не видела. Уехала из родного Славутича в Киев, поступила в Межрегиональную академию управления персоналом на факультет коммерческого трудового права. Пять лет проработала в юридическом отделе банка. Но работа была ужасно нудная и неинтересная: кредиты, задолженности, иски… Бумажки, одним словом. В общем, я поняла, что это не для меня. Начала подыскивать, чем бы интересным и полезным заняться, а тут объявление о наборе в национальную полицию Украины. Я сразу же загорелась желанием пойти сюда работать.

Когда подала свою анкету, их было уже порядка двенадцати тысяч,. А когда начался сам конкурс, то было двадцать три тысячи претендентов. Из них выбрали только десятую часть. Конечно, оказаться в числе победителей было очень лестно. А еще пришло осознание, что я здесь нужна. Но необходимо было еще пройти сложный конкурс — собеседование, военно-врачебную комиссию, физическую подготовку. Больше всего переживала не за тесты по логике, украинскому языку или математике и не за проверку физических данных — к тому времени я уже девять лет серьезно занималась каратэ, много времени проводила в спортзале и держала себя в отличной форме. Больше всего боялась, что комиссия забракует меня из-за татуировок (на щиколотке у Людмилы — абстрактный рисунок, на руке — надпись «Алекса», это имя ее дочери. — Авт.) Но, к счастью, все обошлось — меня приняли.

— Как семья отреагировала на ваше желание идти работать в полицию?

— Поддержали все — и родители, и муж. Более того, когда меня одолевали сомнения, пройду ли я конкурс, они успокаивали, убеждая, что у меня все получится. Когда прошла обучение и приступила к работе, очень радовалась, что ни к кому не приходится применять никаких жестких мер. Со всеми удавалось договариваться. Даже пьяного водителя, который, по его словам, возвращался из АТО, мы убедили не буянить, а вызвать друга, чтобы тот отогнал машину. Правонарушители нас не столько боятся, сколько уважают. На днях приехали в один двор, где десять человек среди ночи распивали спиртные напитки, играли на гитаре и орали песни. Нас вызвали соседи. Конечно, на такую компанию мы вдвоем не поехали — попросили подмогу, и с нами выехал еще один экипаж. Издалека было слышно и видно, что ребята уже сильно пьяны и очень агрессивно настроены. Как бы они повели себя, если бы мы были просто участковыми, неизвестно. А так они увидели, что полиция, умолкли, извинились, тут же собрали бутылки и быстро ушли.

Мы со своей стороны стараемся быть чуткими и человечными полицейскими. Недавно, например, заступили утром на смену и, как всегда, патрулировали дороги. Вдруг видим — на обочине сидит женщина. Прилично одетая, трезвая, с сумками. Но с ней явно что-то не так. Согласитесь, если у человека все в порядке, он на бровке сидеть не будет. Подошли, спросили, что случилось. Оказалось, она возвращалась с дачи и травмировала себе колено. Вышла из автобуса — и шагу не могла ступить. На такси денег не было. Пыталась вызвать скорую помощь — там сказали, что на подобные вызовы не приезжают. Мы решили отвезти женщину в травмпункт — не бросать же человека посреди улицы. Так вот, когда в больнице узнали, что мы просто так, бесплатно, привезли женщину, нам хлопали стоя! И сказали, мол, таки да, из новой полиции будет толк. Это так важно, что нас уважают, что нам верят. И мы изо всех сил стараемся не подвести людей.

— В связи с этим вам, очевидно, вдвойне неприятен был скандал, разгоревшийся вокруг ваших фотографий в социальной сети…

 
— Я вообще не ожидала ничего подобного. Если вы видели снимки, то понимаете, что там нет ничего компрометирующего или пошлого. Да, я на отдыхе с семьей, на пляже. Но такие фото есть на страничке чуть ли не у каждого. Я не удалила их, потому что считаю вполне нормальными, а кроме того, у меня подписчиков было всего человек двести. А случилось вот как. Вечером я спокойно легла спать, а утром зашла в Интернет — а там десятки писем от друзей. Мол, Люда, мы все видели, знаем. Но ты держись, не расстраивайся. А я вообще не понимаю, о чем речь! Потом открыла свою страничку и остолбенела. Сколько там было грязи! Одни пишут, что я на трассе стояла. Другие, что я икру банками ем на завтрак (на одной из фотографий на столе, за которым я сижу, лежал бутерброд с икрой…). В общем, кошмар. СМИ подхватили это, раздули. Я, конечно, очень расстроилась. Хотела, чтобы на меня обратили внимание за другое — например, за задержание грабителя. А тут такая шумиха из-за ерунды. И ведь этот «шлейф» останется. Пройдет время, и кто-то кому-то начнет обо мне рассказывать, а тот тут же переспросит: «А! Людмила Милевич! Это та полицейская в купальнике…» Очень обидно.

*"Когда кто-то из журналистов меня упрекнул, что я не удалила «свои скандальные фото», спокойно ответила, что таковыми их не считаю", — говорит Люда

— Как на скандал отреагировали близкие?

— С пониманием. В городке, где живут мои родители, тоже это разнеслось. Но люди в большинстве своем меня знают и встали на мою защиту. Муж вообще посмеялся и сказал, что я не должна обращать внимание на тех, кто сидит дома и от нечего делать пишет о других гадости. Я стараюсь все это не читать и не реагировать. Но народ все равно не унимается. Слышали уже, что я собираюсь увольняться из полиции? Так вот, это очередная газетная утка. Когда кто-то из журналистов меня упрекнул, что я не удалила «свои скандальные фото», спокойно ответила, что таковыми их не считаю, но, если будет нужно, напишу по этому поводу рапорт. Имея в виду, конечно, объяснительный рапорт, а не об увольнении.

— Еще бурю эмоций вызвал ваш личный автомобиль — спортивный «Мерседес Е 250».

— Знаете, я не из органов пришла работать в полицию, не взяток нахваталась и не украла деньги на эту машину, — возмутилась Людмила. — У меня вообще-то есть муж, который неплохо зарабатывает. Я и сама сейчас получаю около десяти тысяч гривен — вполне хорошая по нынешним временам зарплата. На «Запорожце» ездить никогда не стремилась. Почему никто из тех, кто пишет обо мне комменты, не приедет посмотреть, как я в три часа ночи с напарником хожу по наркопритонам или разнимаю хулиганов? Или сутками голодная гоняю, не имея времени даже перекусить? Последняя чушь обо мне, которая вылезла в Интернете, — это история о петухе. Мол, полицейская Людмила Милевич приехала угомонить буйного петуха… А на самом деле вызов был на драку. Якобы восемь человек затеяли среди ночи серьезную потасовку. Мы среагировали мгновенно. На место приехали сразу три экипажа. А там стоит один парень. И объясняет: «На самом деле я вас вызвал не из-за драчунов, а из-за… соседского петуха. Он кричит по утрам, спать мне мешает. Вот вы, новая полиция, придумайте что-нибудь». Мы ему спокойно объяснили, что пока он тут ерундой занимается, три квадрата города — те, откуда наши три экипажа примчались к нему на вызов, — по его милости остались без патрулирования. А там могут грабить, убивать, насиловать… Парень тут же извинился. Правда, на прощание попросил разрешения сфотографироваться. А журналисты эту историю, как всегда, перекрутили.

— После изнурительных дежурств у вас остаются силы и время на себя, на семью, на дочку?

— Не очень много, но остается. Малышке семь лет, она сейчас отдыхает у бабушки с дедушкой. Я, конечно, не могу себе позволить, как раньше, четыре раза в неделю ходить в тренажерный зал. Прихожу домой уставшая, ни на что не остается сил. Тем более мы, полицейские, сейчас не только работаем, но и продолжаем учиться. Ведь у нас очень мало опыта и, например, протокол о ДТП мы оформляем дольше, чем это делали сотрудники ГАИ. Но радует то, что люди на нас не обижаются. Наоборот, пытаются помочь. Ни одной жалобы не было ни разу. Когда мы приезжаем по вызову или даже просто останавливаемся, видя нарушение общественного порядка, люди обязательно нам говорят, что они в нас верят, желают нам удачи, благодарят. Это так здорово, дает столько сил! А то, что времени сейчас нет, — не страшно. Отдохнуть успеем. Пока все устаканится, пока график выработается, нужно хорошенько напрячься и потрудиться. Иначе не получится воплотить в жизнь все наши планы. А их у нас — ого-го сколько!


Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ»