Есть ли жизнь после развода? Советы юриста

Первое чувство – пустота. Вырвали что-то из сердца, из души, что-то очень важное, то, к чему привыкла за многие годы. Сижу в пустой квартире. На меня так и давят эти голые стены! Вспоминаю советы психологов, которые говорят, что в любой ситуации нужно искать что-то хорошее.

 
Первое чувство – пустота. Вырвали что-то из сердца, из души, что-то очень важное, то, к чему привыкла за многие годы. Сижу в пустой квартире. На меня так и давят эти голые стены! Вспоминаю советы психологов из женских журналов, которые говорят, что в любой ситуации нужно искать что-то хорошее.

Ну да, теперь не нужно стирать и гладить ворох мужских рубашек, подбирать носки с пола, вскакивать ни свет ни заря, чтобы сварить ему свежий кофе. Да, теперь домашней суеты в три раза меньше! Стоп! А не радостно-то почему? Вопреки журнальным советам, нахлынула волна страшных мыслей: я-то теперь ОДНА, одна со своей пустотой, пустотой в душе и …в кошельке?! Я вздрогнула: да, ведь теперь только я, одна я несу ответственность за наше годовалое чадо. Как я теперь со своей полставкой секретаря и мизерной помощью от государства? Кажется, я потихоньку сползаю в депрессию…

На следующий день пришла Оля. Ее любимая фраза: «Лучший психолог – это подруга с бутылкой». В этот раз она оказалась «дипломированным» специалистом и принесла с собой «Мартини». После полбутылочки и множества веселых анекдотов про развод она принялась промывать мне мозги. Мол, счастья не ждут, его нужно делать и т.п. И так, пока дно бутылки постепенно обнажалось, мы за это время собирали по квартире мусор: подлежавшие выбросу свадебные фото в рамках, его зубную щетку, любимое полотенце, чашка, подаренный им на последнюю годовщину сервиз и еще много разных напоминаний о неудавшемся союзе. Затем Оля достала огромную косметичку (она всегда была при ней) и, несмотря на мои сопротивления и аргументы типа «сейчас в моде естественная красота», стала наносить на мое лицо макияж.

Подхожу к зеркалу: «А я-то еще – очень и очень!» Запустила просто, сама виновата. Но впредь обещаю сама себе, что исправлюсь. После «рисования» на лице мы логично перешли к «перекапыванию» моего гардероба. Я и не подозревала, что у меня так много удобных вещей! Все платья, как оказалось, по покрою как близнецы-братья – мешковатые, брюки тоже почти бесформенные, обувь без каблуков. Да, одежда удобная, но я в ней – не женщина, не личность, я в ней изо дня в день «одинаковая».

Имеется у меня в шкафу одна интересная вещица – маленькая юбочка, которую я носила – о, Господи! – еще в универе! Я уже давно в нее не вмещаюсь, достаю, вздыхаю, расстраиваюсь, что уже не двадцать и… вешаю на место. Зачем она мне? Ведь двадцать мне уже не будет, юбочка – не машина времени. Она меня уже не радует, а как раз наоборот. В мусор!!! После вещевой ревизии сформировался еще один большой пакет на выброс. Оставшуюся одежду в гардеробе мы решили облагородить и осовременить. Вещи-то новые и качественные, только меня они не украшают. Вот мы и определили, что одному платью не хватает изящного поясочка, чтоб подчеркнуть талию, другому – блестящих веселых пуговичек и т.д.

Стоп! Меня как током ударило. Оля, где на все эти штучки-дрючки денег-то взять?! У меня ведь в приоритете ребенок! Моя «минималка» на нас двоих – это только еда и коммунальные. На что Оля возмущенно спросила, почему я собираюсь «тащить» все одна. А я ей: «А как еще?» Тут подруга подробно описала путь, который в свое время пришлось пройти ей.

Так, в первую очередь она со своего бывшего «стащила» алименты на содержание малышки. Затем, когда дочь подросла и стала посещать танцы и, как ни странно, секцию по футболу, она и эти затраты частично возложила на папашу (в юриспруденции это называется дополнительные затраты на содержание ребенка). Кроме того, она даже получала содержание на себя любимую, пока ребенку не исполнилось три года. «Это все хорошо, – говорю я, – но что, если мой не согласится платить? Что тогда?» В таком случае, как объяснила Оля, деньги взыскивает суд, а выполняет судебное решение специальная служба принудительно. Даже если бывший «уйдет в тень» (а он СПДэшник) и не будет показывать свои реальные доходы, сумма задолженности будет погашаться за счет его имущества. Так что ему придется расстаться с любимым ВМW, подаренным родителями.

Всё вроде неплохо… Но мое негативное мышление не дает мне покоя: «Что, если он вообще работать не будет, оформит машину на свою маму? Опять тупик?» Подруга нашла разрешение и такой ситуации. Зная, что моя свекровь достаточно обеспеченная бизнес-леди, имеет несколько магазинов брендовой обуви, она посоветовала взыскать средства на содержание ребенка с нее. Не зря говорят, что жизнь на 10% состоит из того, что с нами происходит, а на 90% – из того, как мы к этому относимся и реагируем.

Так что, девочки, аж на 90% своей жизнью владеем и руководим МЫ САМИ! А с таким «контрольным пакетом» осуществлять управление не так уж и сложно.

Мария БЕРЕЗОВЧУК