Стрельба на Ленинградской. Рассказ Анатолия Гладченко

Потеряв надежду связаться по телефону с пострадавшим в истории со стрельбой на Ленинградской остановке Анатолием Гладченко, я села в маршрутку и отправилась в Киев, чтобы проведать человека и в личной беседе выяснить все нюансы произошедшего.

От автора:

Потеряв надежду связаться по телефону с пострадавшим в истории со стрельбой на Ленинградской остановке Анатолием Гладченко, я села в маршрутку и отправилась в Киев, чтобы проведать человека и в личной беседе выяснить все нюансы произошедшего. Анатолий охотно ответил на все мои вопросы, расставил все точки над «і».

Анатолий Гладченко в Киевской больнице
Вот что он рассказал:

Конфликтная ситуация с братьями Хачатрян у меня возникла после избиения ими Дмитрия Беспутина в сентябре 2013 года. Дмитрию тогда были нанесены телесные повреждения в виде переломов костей носа, выбитых 4 зубов, многочисленных ушибов и ссадин мягких тканей лица. И хотя пострадавший и обратился с заявлением в Славутичскую милицию, но дело было спущено на тормозах. После этого Беспутин, которому, кроме всего прочего еще и постоянно сыпались угрозы от братьев, обратился ко мне, как депутату с просьбой помочь в справедливом расследовании. Я начал писать письма в областную прокуратуру, народному депутату Палатному и т.п. пытаясь это дело как-то расшевелить. Именно после моего вмешательства мне и начал угрожать Хачатрян.

Дмитрий Беспутин после избиения
Через год Дмитрий повторно был избит братьями Хачатрян, в результате чего у него был сломан нос со смещением костей, и нанесена серьезная травма спины, приведшая к нечувствительности нижних конечностей. По словам потерпевшего, братья, избивая его, говорили, что милиция ничего им не сделает, что у них хорошие связи в Славутиче, и что никакой Гладченко ему не поможет.

Но нам все-таик после обращения в генпрокуратуру удалось добиться возобновления двух дел: по Беспутину и по стрельбе в Киевском квартале. В первом случае на сегодняшний день расследование закончилось, и прокуратура передала дело в суд. Видимо этот факт еще больше обозлил братьев Хачатрян, которые до этого говорили всем, что им ничего не будет и милиция ничего не сделает.

Также я пытался сдвинуть с мертвой точки дело по расследованию факта стрельбы в Киевском квартале в августе-сентябре 2014. В этом деле сначала также фигурировал Хачатрян Артем, как стрелявший в лицо человеку из травматического пистолета, а потом дивным образом потерпевший перестал узнавать человека в него стрелявшего.

Говорят, что в Славутиче есть еще люди, пострадавшие от братьев Хачатрян, но они запуганы ими, а нашей милиции, которая бездействует, они не доверяют.

Братья Хачатрян действительно не реагируют на местную милицию и занимаются в Славутиче беспределом уже давно. Более нагло они начали себя вести, когда братьев Хачатрян приблизила к себе местная власть, и вот тогда они видимо окончательно поверили в свою безнаказанность.

В тот злосчастный день, 22 мая, когда мы с братом шли от Московского по аллее к Ленинградскому кварталу. Переходя дорогу, мы заметили, что по ней на приличной скорости несутся на автомобилях Арман и Артем. Они оба припарковались на Ленинградской остановке, вышли из машин (в одной из них был еще парень в синей футболке) и втроем преградили нам дорогу. Арман достал нож и начал мне угрожать, требуя повлиять на конфликтую ситуацию с Дмитрием Беспутиным. То есть он хотел, чтобы Дмитрий забрал свое заявление об обвинении их в его избиении.

Я ответил, что в этой ситуации в любом случае все будет по закону. Пошла словесная перепалка, меня начали толкать, а Артем достал пистолет. Я заметил оружие буквально в 30-ти сантиметрах от своей головы. Раздался выстрел, первая пуля прошла по касательной сверху головы, а вторая попала слева в лицо. Я попятился назад, мой брат Вадик сразу снял футболку, чтоб обмотать мне голову и остановить кровотечение. А эти двое быстренько подобрали гильзы, сели в машину и уехали.

Что касается личной неприязни между мной и Хачатрянами, которую некоторые пытаются всем навязать, то это не соответствует действительности. И когда в конце 2012 – начале 2013 у Армана был конфликт с руководством милиции, то я его поддерживал и голосовал за него на сессиях горсовета.

Если неприязнь и существует, то со стороны братьев Хачатрян, и появилась она, видимо, тогда, когда я начал защищать славутчанина Беспутина. Когда же защищали самих братьев Хачатрян от милиции, никакой неприязни не было.

Несмотря ни на что, я все-таки верю в справедливое расследование всех уголовных дел, связанных с братьями: Хачатрян Артемом и Арманом.


Записала Людмила БОГУН