Завантаження ...

В зоне АТО пропал славутчанин. Ждем и верим

«Когда наступит мирная тишина на Донеччине и Луганщине? Недавно на заседание городского штаба АТО пришла Мария Мамыкина (Гултур). Видя её убитое горем лицо, присутствующие поинтересовались, что же случилось? То, чем поделилась Мария, трудно слушать спокойно и без эмоций. Предлагаем читателям ее краткий рассказ:

Мария Мамыкина
Сегодня славутчане, как, впрочем, и всё здравомыслящее население нашей планеты, следят за событиями на востоке нашей страны, за переговорами, которые прошли в Минске, и с тревогой ищут ответ на вопросы: «Когда наступит мирная тишина на Донеччине и Луганщине? Когда десятки тысяч простых граждан перестанут вздрагивать от взрывов и автоматных очередей? Когда матери, жёны, сёстры перестанут вздрагивать от каждого незнакомого звонка?» К слову, о звонках. Недавно на заседание городского штаба АТО пришла Мария Мамыкина (Гултур). Видя её убитое горем лицо, присутствующие поинтересовались, что же случилось? То, чем поделилась Мария, трудно слушать спокойно и без эмоций. Предлагаем читателям ее краткий рассказ:

«Второго числа пропала телефонная связь с братом Денисом, который находился в зоне АТО где-то в районе Дебальцево. Он был в составе 25-го батальона. Утром второго числа Денис ещё выходил на связь, а вечером раздался звонок с этого телефона его жене и сообщили, что он мертв.

Спустя минут сорок раздался ещё один звонок с этого же номера и уже другой мужской голос, представившись дэнеэровцем, сообщил, что хозяин телефона ранен и находится в плену. На нашу просьбу услышать брата и поговорить с ним нам отказали. Мы просили позвать к телефону кого-то из руководителей, но все наши просьбы тоже оставались без ответа.

Дальше изо дня в день ещё больше усиливалось телефонное психологическое давление на нас. Нам звонили и рассказывали, как они воюют с нашими ребятами, как успешно они это делают. Эти звонки сменялись вопросами на тему «зачем мы воюем с ними, что нам эта страна, переезжайте в Россию». Звонили в любое время суток.

Несколько дней назад сестре позвонили среди ночи, и тот, у кого был телефон брата (кстати, он назвал даже позывной свой – «Малой»), начал выговаривать сестре, что из-за таких, как мы, он и находится в больнице на лечении. А потом, для усиления давления на нас, стал рассказывать, как они убивают людей. В понедельник мой двоюродный брат сумел дозвониться на телефон Дениса, но мужской голос ответил, что тот… в морге. Каждый день поступает противоречивая информация, мы уже не знаем, в какую верить. А еще эти издевательские звонки!»


Мария, замолчав, тяжело вздохнула. Трудно найти слова для успокоения, да и существуют ли они вообще в таких случаях? Штаб принял решение: постараться прояснить ситуацию, по возможности оказать содействие в поисках Дениса. А что же остается родным? Ждать и верить, верить и ждать... Наверное, действительно что-то неправильное происходит в жизни, когда люди с оружием, которые ворвались на нашу землю, не имеют ни чести, ни доблести. Потому что истинная доблесть и честь проявляется не только в момент боя, но и в гуманном отношении к раненым и пленным!

Вадим ИВКИН

мрия