Завантаження ...

Відкритий лист генеральному директору МАГАТЕ

128.jpg

Звернення до голови МАГАТЕ відомого спеціаліста в галузі атомноі енергетики, в минулому головного інженера ЧАЕС Миколи Штейнберга

Я, Николай Штейнберг, всю свою жизнь отдавал и отдаю атомной энергетике. Я был главным инженером Чернобыльской АЭС с мая 1986 по март 1987 года. Я знаю, что такое ядерная катастрофа, не из учебников, не из газетных статей, не из заявлений политиков. Я знаю, что это для детей и взрослых, для родных и близких, для тех, кто рядом с эпицентром и тех, кто за тысячи километров. Я знаю, как мирный атом убивает друзей. Я знаю, какие силы и сколько жизней нужно для борьбы с мирным атомом, вышедшим из-под контроля.

Десять лет я посвятил формированию системы регулирования ядерной безопасности в бывшем СССР, а затем в Украине. В 1994 - 1995 годах я был членом Совета управляющих МАГАТЭ от Украины.

4 марта 2022 российские танки обстреляли Запорожскую АЭС. Еще раньше российские войска захватили Чернобыльскую АЭС. Затем российская армия обстреляла ядерную установку в центре города Харькова с населением более 1 млн человек.

Я обращался к вам и другим международным и национальным организациям, так или иначе занимающихся использованием ядерной энергии или регулированием ядерной безопасности, в надежде привлечь внимание к проблеме разрушения международного режима ядерной безопасности. Меня поразила ваше успокаивающая реакция.

Видимо, занятость текущими делами и борьбой с потеплением не оставляет времени интересоваться вопросами ядерной безопасности, которые могут привести к уничтожению жизни еще до того, как температура атмосферы повысится на 1-2 0 С. Поэтому я вынужден написать открытое письмо.

Конечно, ни я, ни другие ветераны атомной энергетики не могли себе представить, что Россия, государство – постоянный член Совета Безопасности ООН возглавит очередной фюрер, откровенный бандит, и под бурные аплодисменты своих холопов нападет на АЭС. Как мы могли представить, что в толпе этих рабов окажутся наследники тех, кто когда-то создал первую в мире атомную электростанцию? Конечно нет, но это случилось. Неужели непонятно, что в этой ситуации надо действовать, а не мямлить что-то об умиротворении тех, кто давно перешагнул пределы дозволенного?

Общеизвестно, что национальные регулирующие органы уполномочены обеспечивать безопасность ядерных объектов в своей стране и защищать своих граждан от событий за рубежом, не имея возможности влиять на эти события. Другие организации, ВАО АЭС и ОЭСР/АЯЭ действуют только по приглашению операторов АЭС или правительств. И только МАГАТЭ имеет право вмешиваться и «взять на себя управление», но как орган ООН оно может делать это только с мандатом Совета Безопасности.

 Вы назвали агрессора агрессором? Вы настаивали на созыве Совета Безопасности в связи с глобальной угрозой ядерной безопасности?

 Вы незамедлительно попытались направить на украинские ядерные объекты миссии МАГАТЭ, которые хотя бы обеспечили механизм защиты, ведь тогда любое нападение на ядерные объекты было бы нападением на персонал ООН? Это был бы хоть какой-то конкретный шаг в поддержку ядерной безопасности.

 Как давно вы и ваши сотрудники читали Устав МАГАТЭ? Вы помните цели, функции и задачи МАГАТЭ?

 На ваш взгляд, кто сегодня может нести ответственность за гарантии нераспространения ядерных материалов на Запорожской и Чернобыльской АЭС, захваченных российскими войсками?

 На ваш взгляд, может ли персонал Запорожской и Чернобыльской АЭС обеспечить безопасность вверенных им объектов под угрозой танковых орудий агрессора? Кстати, знаете ли вы, что в отчетах по безопасности, на основании которых выдаются лицензии на эксплуатацию объектов использования атомной энергии, не указаны пределы и условия безопасности в условиях войны?

 Знаете ли вы, что нормы ядерной безопасности, издаваемые МАГАТЭ, не содержат рекомендаций, обосновывающих ядерную безопасность в условиях военных действий? Стандарты также не содержат рекомендаций по обеспечению готовности к чрезвычайным ситуациям в случае войны.

 Наконец, как вы считаете, есть ли культура ядерной безопасности в стране, которая имеет десятки ядерных установок и позволяет себе атаковать атомные электростанции, хранилища отработавшего ядерного топлива и центры подготовки персонала в другой стране?

 Есть ли в руководимом вами Агентстве культура безопасности, если оно боится открыто говорить о том, что происходит сегодня, о том, что мир вновь стоит на пороге ядерной катастрофы?

 О какой культуре безопасности может идти речь, если, поджав хвосты, лидеры мирового атомного сообщества боятся произносить вслух имена бандитов, в том числе профессионалов, взявших мир в заложники?

Атака российских войск на ядерные объекты Украины нанесла страшный удар по международному режиму ядерной и физической безопасности, и нераспространения. Реакцию МАГАТЭ вполне можно воспринять как «все и всем дозволено». Неужели вы, генеральный директор МАГАТЭ до сих пор не поняли?

Очень хотелось бы надеяться, что Агентство, наконец, осознает суть происходящего, назовет все своими именами и примет меры, которые позволят сохранить и усовершенствовать режим ядерной безопасности и спасти мир от ядерной катастрофы.

Время не ждет.

С уважением, Николай Штейнберг