По поводу массовой истерии вокруг нейтронных потоков

Во время недавней массовой истерии вокруг нейтронных потоков Директор по науке Института проблем безопасности АЭС Сергей Паскевич заявил, что «большая часть радиоактивных веществ находится в руинах 4-го энергоблока. Количество того, что попало в окружающую среду, образно выражаясь, это «пыль на гире» в которой вы – радиоэкологи ...

 

Во время недавней массовой истерии вокруг нейтронных потоков Директор по науке Института проблем безопасности АЭС Сергей Паскевич заявил, что «большая часть радиоактивных веществ находится в руинах 4-го энергоблока. Количество того, что попало в окружающую среду, образно выражаясь, это «пыль на гире» в которой вы – радиоэкологи - возитесь.

А настоящий хардкор начинается там – в коридорах и помещениях, среди отметок объекта «Укрытие». Для научного и инженерного понимания этот объект настолько сложен и своеобразен, что представляет собой отдельную вселенную. И это не просто образная метафора. Рассказ о работах внутри «Укрытия» - поисках скоплений топливосодержащих масс, моделирования полей излучения, регистрация физических параметров – напоминал описание космических исследований. Та же самая область неведомого, ключом к которому служит регистрация и интерпретация физических показателей.

Есть и другие черты сходства Саркофага с космосом. В нем, конечно, нет холодного вакуума, но, как и космическое пространство, он наполнен излучением и частицами. Находиться человеку там опасно, однако исследователи, приняв необходимые меры защиты, регулярно обследуют помещения разрушенного энергоблока. Определенную часть задач выполняют роботы и автоматические системы наблюдения.

Для них миссия в Саркофаге – это билет в один конец. После завершения работы они там и остаются, как планетоходы и исследовательские станции на поверхности Луны или Марса. Выявление топливосодержащих масс в недоступных помещениях сродни поиску темной материи. Изучение микробиомов, которые сформировались на субстратах из ядерного топлива в условиях мощных полей ионизирующего излучения – вполне себе аналог поиска жизни в экстремальных условиях других планет. В целом, исследователи объекта «Укрытие» как космологи строят карту своей вселенной, которою 35 лет назад создал «Большой взрыв».
Фото с профиля Дениса Вишневського.

На фото: река Припять недалеко от с. Ладыжичи с высоты 300 метров