Чернобыльское досье КГБ: как захоранивались радиоактивные отходы ЧАЭС

В сборнике «Чернобыльское досье КГБ», опубликованном Институтом истории Украины совместно с отраслевым государственным архивом Службы безопасности Украины и Институтом национальной памяти, собраны данные об аварии на Чернобыльской АЭС, которые нигде ранее не публиковались.…Наиболее интересный раздел книги – это документы о периоде после аварии

 
В сборнике «Чернобыльское досье КГБ», опубликованном Институтом истории Украины совместно с отраслевым государственным архивом Службы безопасности Украины и Институтом национальной памяти, собраны данные об аварии на Чернобыльской АЭС, которые нигде ранее не публиковались.

…Наиболее интересный раздел книги – это документы о периоде после аварии на Чернобыльской АЭС. Информация об ужасающей халатности при захоронении радиоактивных отходов касается и сегодняшнего дня, так как радионуклиды из могильников попадают в воду Днепра и в подземные воды, продолжая негативно влиять на здоровье человека.

Дело в том, что после аварии на ЧАЭС в 30-километровой зоне, а также на месте строительства нового города энергетиков вместо Припяти – Славутича – начали снимать верхний слой земли, который невозможно было очистить от радиационного загрязнения. Эту землю хоронили в могильниках, но надлежащим образом они оборудованы не были. В могильники попадали в том числе имеющие крайне высокие показатели радиоактивного излучения строительные материалы, так как многие здания в зоне отчуждения были снесены.

Радиоактивные могильники, судя по документам, устраивали, где придется: в оврагах и ямах, причем не только на территории 30-километровой зоны отчуждения вокруг станции, но и за ее пределами. «Захоронение значительной части зданий и сооружений, а также загрязненной земли по принципу «под себя», без подготовки могильников, привело к образованию более 800 не отвечающих санитарным нормам пунктов временной локализации радиоактивных отходов (ПВЛРО), сосредоточенных не только в зоне, но и за ней, месторасположение многих из них в настоящее время требует уточнения и соответствующей паспортизации», – говорится в одном из архивных донесений от 1991 года. Годом ранее, 20 июня 1990 года в одном из донесений можно прочитать, что «уже сейчас фиксируется превышение роста активности (имеется в виду радиационная активность. – РС) в поверхностных закрытых водоемах и грунтовых водах за счет миграции стронция-90 и других радионуклидов. Как отмечают специалисты, самопроизвольные процессы выщелачивания из топливной матрицы радионуклидов, рассеянных по территории, приводят к фиксируемому росту скорости поступления в грунтовые воды, что может послужить причиной загрязнения всего Днепровского бассейна, где проживает около 35 млн человек».

Во многих документах этого периода говорится о необходимости строительства комплекса производств по переработке радиоактивных отходов, так как «возрастающее значение приобретает вынос активности грунтовыми подземными водами. Меры по перекрытию этого пути миграции со столь значительных площадей находятся в настоящее время за гранью технических возможностей» (из донесения от 28 августа 1991 года). Однако нигде в опубликованных документах не говорится, что этот план был реализован. Очевидно, после распада СССР и начавшихся экономических проблем, оборудованный могильник – в документа он фигурирует как проект с кодовым названием «Вектор» – так и не был построен и загрязнение воды из необорудованных для этих целей захоронений продолжается до сих пор.

– Мы в сборнике стремились показать, каким образом хотели скрыть правду. Из аналитических донесений становится понятно, почему распался Советский Союз. Именно Чернобыль приблизил конец советской системы. В наших документах видно, что сотрудники спецслужб рекомендуют высшему партийному руководству уничтожить «железный занавес», усилить международное сотрудничество, потому что у советской экономики нет возможностей и научного потенциала для обеспечения соответствующей эффективной борьбы с последствиями ядерной катастрофы. В методичках для сотрудников КГБ говорилось о необходимости снятия ограничений на обмен научно-технической информацией, которая в то время не доходила до СССР, а также о том, что необходимо возобновить более тесные отношения с США, чтобы появилась возможность привлечь международную общественность к решению возникших в связи с атомной катастрофой проблем, – говорит Олег Бажан.

Одной из таких проблем был объект «Укрытие»: бетонная конструкция над разрушенным от взрыва четвертым блоком электростанции, рассчитанная на 20–40 лет эксплуатации, уже через два года после ее сооружения признана негерметичной. Первый сигнал о возможном разрушении конструкции саркофага зафиксирован 5 января 1988 года: «Несмотря на то что «Укрытие» в определенной мере защищает окружающую среду от гамма-излучений, в связи с тем, что оно не является герметичным, продолжается вынос аэрозолей с поверхности развала, который достигает максимальных значений при северо-западном ветре. Абсолютные значения этих выбросов пока не определены». Не будут они определяться, судя по документам Чернобыльского досье КГБ, и в будущем, хотя из-за этого, уже после аварии, продолжалось загрязнение окружающей среды и его можно было избежать. «Когда Запад настаивал, что нужно закрыть Чернобыльскую АЭС, – это было правильно, потому как это было понятно даже здесь: были аварийные остановки работавших блоков, но не могли сказать о том, что мы в этом плане отстаем», – говорит историк Олег Бажан.

Александра Вагнер (Радио Свобода)